© 2014-2018 Alicevrn.ru. Все права защищены

  • Vkontakte Social Icon
  • Facebook Social Icon
  • YouTube Social  Icon
  • Instagram Social Icon
Please reload

Недавние посты

О родительской агрессии или как взрослому стать Взрослым

February 15, 2017

1/10
Please reload

Избранные посты

Итак, мы дошли до аргумента №5: "Обучение в школах Монтессори не бесплатное. Это выкачивание денег у родителей"

Да, действительно, обучение в школе Монтессори не может быть бесплатным. Такая школа не может быть «государственной», государственные школы у нас только одного вида – с классно-урочной системой Яна Коменского и учебными программами, придуманными фон Гербартом. И в классе должно быть около 25 детей, а по площади ему требуется под 100м2 – это вдвое больше, чем обычный школьный класс, в который сажают 35-40 человек. К тому же классное помещение – студия не должна быть таким сараем, как это бывает во многих государственных школах. В студии должно быть много света, хороший ремонт, натуральная, а не из ДСП мебель – а аренда недвижимости, «коммуналка» и хорошая мебель нынче недешево стоит. 

Особенно важны в студии Монтессори материалы, среда, которая по нынешним расценкам стоят никак не меньше 1 млн. рублей, а то и больше, и эту среду нужно постоянно дополнять и модернизировать. Дети и учитель не должны испытывать никаких ограничений по части расходных материалов – бумаги разных видов, карандашей, фломастеров, ножниц и т.д. 

Но самое главное, Монтессори- педагоги. Это редко встречающаяся и недешевая категория работников. Их нужно постоянно искать, отбирать, привлекать, удерживать, принимать меры по закреплению. Не каждый педагог может быть Монтессори-педагогом! Как правило, учитель даже с небольшим опытом работы в «государственной» школе уже не может стать Монтессори-педагогом, потому что там учителя быстро приучаются кричать на детей, «строить» их и командовать ими целым классом, ставить отметки, вместо того, чтобы заинтересовать. Короче, «обучать» ребенка, «давать знания», вместо того, чтобы помогать ребенку учиться самостоятельно в работе с материалом, развивать человеческий потенциал ребенка.

Монтессори-педагоги должны получать достойную зарплату не ниже средней по региону, постоянно повышать квалификацию, учиться, развиваться в профессиональном плане. Так, стоимость общепризнанных международных курсов Монтессори-методики АМИ составляет не меньше 10 000 евро, а с учетом того, что нужно ехать за границу ( а сейчас и в Москве и Петербурге иногда появляются такие возможности), там проживать и питаться – обучение одного педагога «тянет» под 2 млн. рублей. В российской системе образования такие специалисты не выпускаются.

Но дело даже не в больших расходах школы на обучение. Население России так и не осознало смысл поговорки о том, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке, и испытывает болезненную тягу к разного рода халяве. Почему-то народ считает, что можно за бесплатно дать образование детям, и это образование может быть качественным. Но его ждет жестокое разочарование. С первых же дней родители, отдавшие детей в государственную школу, будут сталкиваться с тем, что общедоступное государственное образование – некачественное, пусть оно дает некоторые знания, но очень часто оно просто калечит личность ребенка, убивает интерес к знаниям, трудолюбие, желание и способность к совместной деятельности с другими детьми, к сотрудничеству. 

Сейчас медленно, но изживается представление о бесплатности квартир и символической квартплате. Люди уже привыкли к тому, что к «государственному» бесплатному стоматологу лучше не обращаться – будет очень больно и некачественно. Теперь вот изживаем бесплатную государственную медицину. А следующее на очереди – образование. 

В представлении современного среднестатистического родителя траты, расходы на ребенка, на его образование – не имеют приоритета в семейных расходах и делаются по остаточному принципу. У россиян пока нет представления, что главная функция любого взрослого человека и семьи – воспитать и дать образование детям. У нас, у взрослых в России, вообще пока нет понятия, зачем мы нужны и почему существуем. Считается, что надо "как следует" пожить самим. Поэтому мы безудержно потребляем, катаемся заграницу, покупаем автомобили, ходим в рестораны – а траты на образование детей – это не для нас, образование и воспитание детям должно дать государство! 

А вот, например, в Америке хорошее образование детей, в качественном, престижном колледже или университете (и, конечно, в самом начале, в частной Монтессори-школе) относится к числу приоритетов. Молодые парень и девушка, заключая брак, сразу определяют, в какую престижную школу и колледж они отдадут свои будущих детей, и начинают откладывать для этого деньги!

Ну, а тем из наших граждан, кто не катается за границу и не ходит по ресторанам, кто живет на нищенскую зарплату – им можно только посочувствовать. Эти люди откровенно больны синдромом бедности. Мало того, что эти люди, смирились с положением дел, привыкли довольствоваться малым и не хотят чего-то большего ни для себя, ни для своих детей, во всем полагаясь на государственно (образование и медицину). К сожалению, они крайне агрессивны не только друг к другу, но и к тем, кто добился материального успеха, к развивающемуся бизнесу. 

Крайне агрессивны они и по отношению к школам Монтессори! Естественно, разве можно это понять и принять, что в школе ребенку предоставляется большая самостоятельность (и ответственность), что он сам много решает и выбирает – чем конкретно заниматься. Учителя не кричат, не наказывают, не ставят двоек (и других отметок) и не задают домашних заданий. Но и не бросаются к ребенку, чтобы вытереть ему сопли, завязать шнурки и поправить шарфик. Вот и кажется им все это подозрительным, непонятным, и поэтому они часто считают метод Монтессори неким «шарлатанством». 

На самом деле, необходимо понять, что образование в общей, государственной школе никуда не ведет, это казенное и некачественное образование для бедных и пассивных людей, удел которых - подчиняться. И что нужно волноваться не только о знаниях и отметках, но и о развитии своих детей, интеллектуальном, морально-этическом, эстетическом, которыми являются важными частями лучшего образования, и что это практически невозможно в обычной государственной школе. 

Школа Монтессори дает ребенку, кроме того, продуктивные жизненные стратегии, которые обеспечат его дальнейший успех в жизни, а не просто навыки «быть как все» и «подчиняться тому, что скажут». Такая школа не только учит, но и воспитывает детей в духе XXI века. Родители несут свою часть ответственности за воспитание детей – деньгами. 

Поэтому, аргумент о платности обучения по методике Монтессори – тоже, по большому счету не работает против системы Монтессори. Платность такого обучения тесто связано с его серьезными преимуществами, с тем, что оно открывает перед учащимися Монтессори-школы новые горизонты, новые возможности, отвечающие XXI веку. 

Конечно, школа Монтессори – не для всех. Она не может быть общей и легкодоступной. И в стране в целом и в каждом конкретном городе должны существовать школы разного типа, использующие РАЗНЫЕ педагогические системы, не говоря уже о разных учебных пособиях и материалах в соответствии со специфическими запросами и потребностями детей и их родителей, в соответствии с социальной группой, интересами, образом жизни и т.д. Ну, почему многие решили, что школа должна быть одинаковой и единой, как в каждом городе и поселке, так и по всей стране? Почему некоторые считают, что это как-то может отразиться на целостности нашего государства? Конечно, отразится! И отразится негативно. 

Вот в СССР была бесплатная и общая школа для всех, единая программа и учебники. И что? СССР развалился. Более того, единство и безальтернативность системы образования были одним из факторов, содействовавших развалы страны, и появлению отдельных государств с их специфическими системами образования! А вот в Голландии «разнообразие в образовании» никак не мешают прочности государства. Там имеется 9 разных типов школ, и школа Монтессори – один из них, и не самый многочисленный! 

Остается сделать выводы об «аргументах» против системы Монтессори и тех «специалистах» (и неспециалистах), которые снова и снова эти аргументы повторяют. 

Как мы уже видели, это даже не аргументы, а попытка выразить протест, свою консервативную позицию по отношению ко всему новому. Это очень поверхностное выражение глубинного нежелания видеть реальные проблемы общества (и образования) и содержательно их решать. Действительно менять образование, начиная с самих глубинных его основ, а не просто симулировать изменения – гоняя туда-сюда между предметами один-два академических часа в неделю. Или меняя учебник. Или вводя учебную форму. Или предлагая на уроках физкультуры заниматься танцами. 

Аргументы и у специалистов, и у профанов одинаковы, потому что они, к сожалению, недалеко друг от друга ушли в плане их кругозора и знаний по педагогике и психологии. Не хочу никого обидеть, но вынужден констатировать печальный тот факт, что что уровень психолого-педагогической подготовки наших учителей в целом крайне низок, крайне низко и качество образования, которое дается на педагогических направлениях российских вузов. Этот уровень низок в сравнении с уровнем педагогической подготовки в зарубежных (европейских и американских) вузах. 

Наша российская педагогика, к сожалению, после тех самых реформ образования, проведенных Крупской под контролем Сталина в начале 1930х годов превратилась в один из разделов марксистско-ленинских социальных наук типа «Истории КПСС» или «Научного коммунизма», где многое определялось идеологическими запросами партии. Между российской педагогической мыслью и развитием педагогических теорий и практики в остальном мире были воздвигнуты искусственные и практически непреодолимые барьеры, а множество результатов педагогических исследований за рубежом, особенно в США, оказались табу, были запрещены. Даже упоминания о них попадали под цензуру. 

Например, масштабное исследование под руководством Б.Блума таксономии педагогических целей. Это исследование, в котором принимало участие тысячи преподавателей и студентов, выявило, что уровней таксономии педагогических целей – 6, и на самом верху – уровень критической оценки, то есть когда учащийся начинает мыслить критически, оценивать и выдвигать критерии оценки, аргументировать и доказывать свое мнение. Естественно, что такое в СССР было запрещено и преследовалось, ведь у нас был один рулевой – партия КПСС – и он сам все оценивал и аргументировал, а все остальное население должно было быть лишь исполнителями высшей воли. Только в последние годы результаты исследования Блума стали у нас изучаться студентами магистратуры по педагогике, но ведь оно было проведено в 1956 году! И речь не просто об отставании более, чем на полвека! В Российской педагогике остается множество «белых пятен», которые давно уже ликвидированы соответствующими зарубежными исследованиями, и являются для зарубежных педагогов очевидными вещами, а наши педагоги об этом ничего просто не знают! 

Многое, очень много в российской педагогике было определено вкусами партийных руководителей и требованиями классовой и идеологической борьбы, а не научными методами исследования. 

Поэтому и российские педагоги, даже с серьезным опытом, и полные профаны мало отличаются по своему уровню педагогических знаний и научной культуре. И когда бабули и дедули, вспоминая о своем детстве во времена СССР, начинают судить о правильности или неправильности происходящих реформ в образовании и выдвигать максимы, о том, какой должна быть школа – они оказываются вполне на уровне «передовой» российской педагогической мысли. 

Именно усилиями Крупской в 1926 году было запрещено использование методики Монтессори в детских садах по идеологическим cоображениям. В постановлении Государственного ученого совета было сказано: “Отрицательное отношение советских педагогов к системе Монтессори до последнего времени обуславливалось почти исключительно идеологическим содержанием этой системы (витализм, мистицизм, христианский социализм и т.д.). Между тем помимо совершенно неприемлемой идеологической стороны система Монтессори страдает также грубыми дефектами и в области биолого-теоретического своего материала. Ряд неправильных представлений о биологическом содержании детской возрастной эволюции, недоучет биологического значения игры и воображения, искажения в понимании моторного фактора, недооценка значения общих процессов в сравнении со специальными навыками – все эти изъяны исключают возможность использования биологической теории Монтессори в качестве педагогической основы советской дошкольной педагогики…” Вот еще цитата из статьи Крупской: «…монтессориевские детские сады насквозь пропитаны духом буржуазного патриотизма, способствуют целиком воспитанию подрастающего поколения в направлении, диктуемом властью помещиков и капиталистов их страны». 

Если просмотреть учебники по педагогике для вузов, издававшиеся с 1930 года и до самого последнего времени, почти все они содержат эти, переписываемые разными авторами друг у друга, «аргументы» против системы Монтессори. 

Это естественно, ведь педагогика Монтессори – это принципиально другой, научный уровень педагогики, рассматривающий развитие детей в соответствии с общей картиной развития человечества и перспективными запросами общества, а не как требования диктатуры пролетариата 
Отметим, что в настоящее время система Монтессори – это мощная педагогическая система, развивавшаяся не только представителями семейства Монтессори, но и несколькими поколениями педагогов-ученых и практиков разных стран, и судить об этой системе только на основе цитат Н.К Крупской 1920-х годов, по советским учебникам педагогики, как бы это сказать по-мягче, некорректно. 

На рисунке: папа Карло продал свою куртку, чтобы купить Буратино азбуку и отправить его в школу...